Три портрета

Три портрета
   Три портрета

   Был однорук и одноглаз
   Великий хан Ахмед.
   Трем живописцам как-то раз
   Он заказал портрет.

   "Иметь портрет угодно мне, -
   Всем трем он заявил, -
   Где б я в бою и на коне
   Написан вами был!"

   Трубят рога. На грозный суд
   Того, кто всех сильней,
   Два первых автора несут
   Работу многих дней.

   Перед портретом хан встает,
   Разгневан, возмущен;
   Нет! Он себя не узнает!
   Нет! На коне не он!

   "Я одноглаз и однорук,
   А этот хан сидит -
   Двумя руками держит лук.
   Во все глаза глядит!

   Ты исказить меня посмел,
   И ты мне дашь ответ!"
   "Казнить угодника", - велел
   Сердитый хан Ахмед…

   Своим вторым портретом хан
   Не меньше оскорблен.
   "Я узнаю коварный план! -
   Затрясся в гневе он. -

   На радость всем врагам вокруг
   Ты подчеркнул, смутьян,
   Что одноглаз и однорук
   Твой повелитель хан!…"

   Так портретист-натуралист
   Погиб во цвете лет…
   Его собрат, дрожа как лист,
   Еще несет портрет.

   Поскольку хан изображен
   Верхом и не анфас,
   Неясно, однорук ли он
   И есть ли правый глаз.

   Видна здоровая рука,
   Что крепко держит щит,
   И левый глаз, что цел пока,
   Как у орла, глядит!…

   Художник этот стал богат,
   Ходил в больших чинах
   И умер, люди говорят,
   При многих орденах.

   Я среди авторов не раз
   Встречал таких ребят -
   Они не пишут жизнь анфас,
   Все в профиль норовят!